Клады и благочестие

  • Отзывы :0
  • Просмотров: 563
  • 0

В древние времена самым надежным способом спрятать накопленное или награбленное богатство считалось закапывание в земле или замуровывание в погребе. Для этих целей делались, в основном собственноручно, своеобразные встроенные сейфы. Хорошо известно, что времена в Киевской Руси редко, когда были спокойными, а войны, нашествия, пожары случались часто и нередко про закопанное или замурованное забывали. И уже лишь через сотни лет потрясенные потомки находили неожиданные «подарки» от предков.

Знаменитый печерский кладВ 1898 году Киев был потрясен сенсационным известием: в Киево-Печерской лавре обнаружен огромный клад! Как обычно бывает, найти его помог случай. 26 ноября 1898 года в Успенском соборе лавры после окончания богослужения было решено заменить изрядно обветшавшие деревянные полы на хорах этого храма. Под присмотром инока на второй этаж, в придел Преподобного Антония поднялись рабочие, а сорвав рассохшиеся доски, они увидели, что значительное пространство между полом и каменным сводом заполнено слежавшимся щебнем с мусором. Строители начали разбивать его ломом. Прочный монолит с трудом поддавался орудиям, но тут вдруг после очередного удара лом наткнулся во что-то металлическое и провалился в пустоту. «Тут какая-то плита!» — закричали рабочие.

Когда рабочие убрали остатки мусора, то увидели небольшую нишу, прикрытую чугунной плитой. Под ней стояли деревянная кадушка и четыре оловянных бидона с плотно закрытыми крышками. Все они были доверху заполнены золотыми и серебряными монетами, в том числе очень редкими и ценными экземплярами. Монахи сразу же перенесли сосуды в ризницу (хранилище монастырских сокровищ) и высыпали из них внушительную груду старинных золотых и серебряных монет, а также медалей. Там же лежали почти истлевшие бумаги, которые оказались актами проверки и пересчета спрятанных денег и объяснили происхождение неожиданной находки.

Как оказалось, строители неожиданно наткнулись на тайную монастырскую казну XVII-XVIII веков, которую безуспешно искали польский гетман, а затем и российский император. Клад был настолько тайным, что в конце XIX века никто из монахов о нем даже не догадывался. Сокровища спрятали так надежно, что забыли о них на два века. Денег в замурованном тайнике было настолько много, что их решили мерить на вес. Насчитали 6184 золотые монеты общим весом более 26,6 килограмма и 9895 серебряных, весивших более 267 килограммов! Этот клад оказался самым тяжелым в XIX веке.

Пересчитав ценности, монахи отметили в описи: «При высыпке монет из сосудов в некоторых из них оказались краткие заметки бывших архимандритов, а именно Иоасафа Кроковского, Иоанникия, и более подробные — архимандрита Луки». Вся сущность этой записи в том, что Иоанникий — это тот самый настоятель, который клятвенно уверял Петра I о разорении лавры пожаром и слезно выпрашивал у него деньги на восстановление и обновление обители!

Иноки ликовали от ниспосланного им богатства. Отслужили пышный благодарственный молебен. Газеты разнесли весть об уникальной находке по всему свету. Но духовный собор не ограничился лишь газетной рекламой. Подробную опись монет и медалей стали высылать каждому, кто об этом просил и мог стать потенциальным покупателем. При этом опись была оперативно переведена на несколько иностранных языков и отправлялась за границу во все европейские страны. О причинах появления клада монахи предпочитали отмалчиваться.

Успенский собор Киево-Печерской лавры
Современники свидетельствуют, что никогда раньше Киево-Печерская лавра не получала столько телеграмм. И в каждой из них содержалось предложение о покупке найденного. Но монахи боялись продешевить и выжидали с продажей. Лаврские монахи принялись набивать цену на найденные монеты, планируя подороже продать их в розницу. А ведь обитель в то время была совсем небедна: только в банках Российской империи монахи хранили около 2 миллионов рублей собственного капитала, который приносил им в виде банковского процента около 90 тысяч рублей ежегодно!

Такая активность не осталась незамеченной и в столице российской империи Санкт-Петербурге приняли решение заполучить клад для Эрмитажа. Музей через своего хранителя А.К. Маркова предложил за него 65 тысяч рублей — весьма крупную по тем временам сумму.

«Смиренные» иноки Печерской лавры попробовали было поторговаться, сообщив устами своего духовного собора: «можно с достоверностью предположить, что от продажи с аукциона, на участие в котором заявили желание и иностранные покупатели из Лондона, Берлина, Вены, могла бы получиться сумма, по крайней мере, свыше 20 тысяч против предложенной г.Марковым».

Но в торги вмешался святейший синод, заставив своей властью Киево-Печерскую лавру продать коллекцию Императорскому Эрмитажу «за предложенную цену 65 000 рублей». Мораль этой истории в том, если высшие власти захотят забрать – они найдут способ, как это сделать.

Открытый в Киево-Печерской лавре клад стал самым крупным в XIX веке. Его историю также можно считать мистической: его активно, но безуспешно искали, а нашли лишь случайно, да еще и целых два века спустя.

Источник: "По следам древних кладов"