Одно из ограблений революционера - медвежатника

  • Отзывы :0
  • Просмотров: 385
  • 0

Красин дипломатПро российского революционера Леонида Борисовича Красина в советское время было снято несколько фильмов и написано немало книг. В основном там прославляют Красина как советского дипломата и государственного деятеля, ведь с 1918 по 1925 год он был народным комиссаром торговли и промышленности, затем путей сообщения, внешней торговли РСФСР, полпредом в Лондоне.

Упоминается конечно, что он был одним из основных организаторов экспроприаций (ограблений) с целью получения денег, которые шли на революционную деятельность.

Сегодня хотелось бы подробнее рассказать про ограбление государственного банка в Финляндии, организованное Красиным.

Когда в России в 1906 году началась эпоха революционных экспроприаций, владельцы и служащие банков оказались не готовы к преступным новшествам вроде многолюдных налетов или хитроумных подкопов. Вдобавок в банках, как правило, не было ни сигнализации, ни приличных сейфов.

Молодой КрасинПодконтрольные Леониду Красину боевые структуры совершили множество налетов на почтовые отделения, транспорт и питейные заведения. Боевиков, впрочем, довольно часто ловили, и по законам военного времени им грозило суровое наказание вплоть до смертной казни. Подобные ограбления приносили не так много денег, как хотелось боевикам. В лучшем случае несколько тысяч рублей, что было не выгодно ни с политической, ни с экономической точки зрения. Массы начинали верить в правительственную пропаганду, твердившую, что все революционеры — преступники. А затраты на подготовку экспроприаций — закупку оружия, взрывчатки, изготовление фальшивых документов и экипировку боевиков — оказывались сравнимыми с суммами, полученными в результате акций.

Леонид Красин подошел к делу со свойственной ему расчетливостью. Он выбрал банк в Великом княжестве Финляндском, где русскую власть недолюбливали, а имперской полиции, по сути, не давали действовать. Чтобы не портить отношения с финнами, в качестве цели выбрали отделение Государственного банка в Гельсингфорсе (ныне — Хельсинки), а не какой-либо финский частный банк.

Вместо того чтобы поручать дело идейным, но расхлябанным и болтливым революционным интеллигентам да студентам, Леонид Борисович, доверил ограбление латышским боевикам. Те уже имели боевой опыт, а трое из них к тому же были родными братьями, что исключало возможность предательства.

13 февраля 1906 года по старому стилю латышские боевики и привлеченные ими в помощь финские социал-демократы вошли в банк. 8 участников налета заняли позиции на лестнице — у входа и на площадках этажей, а остальные вошли в помещение. Управляющего отделением Н. Выковского связали, а пытавшегося защитить его сторожа Баландина убили. Остальные служащие безропотно позволили запереть себя в приемной. Налетчики очистили кассу, совершенно спокойно покинули банк и разошлись в разные стороны.

Самое любопытное заключалось в том, что никакой сигнализации в здании не было, а телефонные провода налетчики просто перерезали. Но даже если бы служащим как-либо удалось дать знать полицейским о происшедшем, последним вряд ли бы посчастливилось быстро добраться до банка. По всем прилегающим улицам фланировали члены финской Красной гвардии, готовые по команде перекрыть подходы к учреждению. Так что об ограблении стало известно, лишь когда жена одного из служащих забеспокоилась из-за того, что супруг не пришел домой обедать. Прибывшим стражам порядка оставалось подсчитать ущерб, нанесенный боевиками, — более 175 тыс. руб.

Государственный банк в Хельсинки

Если бы не гибель сторожа, налетчики, наверное, могли бы рассчитывать на попустительство финской полиции и общественности. Но бессмысленное убийство человека, которого застрелили, а потом зачем-то несколько раз ударили кинжалом, возмутило финнов. На следующий день кассир на станции в Гельсингфорсе заметил, что у пассажира, покупавшего билеты для себя и четырех своих товарищей, подозрительно толстый бумажник, и сообщил об этом в отделение. На следующей станции при попытке задержания боевики убили жандарма, ранили полицейского и попытались бежать в лес по снегу. Но теперь их преследовала вся полиция княжества, и вскоре грабителей арестовали.

16 и 17 февраля 1906 г. в Таммерфорсе было арестовано ещё трое грабителей. Один из задержанных при аресте убил комиссара Балкевича, констебля Гренфельда, пожарного и ранил ещё 9 человек.

Всех пойманных боевиков и их местных помощников судили. Однако, поскольку в Финляндии действовали отличные от всей остальной империи законы, никого из налетчиков не казнили. Красин был арестован в Финляндии в 1908 году, но его участие в операции полиция так и не смогла доказать и за отсутствием улик вынуждена была отпустить.

Удачной оказалась акция и в финансовом плане. За вычетом того, что отобрала у боевиков полиция, и затрат на подготовку налета, партия большевиков получила более 100 тыс. руб.

Экспроприации продолжались, следующим крупным делом стало ограбление Московского общества взаимного кредита 7 марта 1906 года. Налетчики взяли 875 тысяч рублей. Это ограбление Красин организовал по просьбе эсеров, так что большевики получили лишь часть награбленных денег.

А в июне 1907 года уже большевикам удалось совершить действительно крупную Тифлисскую экспроприацию, исполнителем которой был большевик Камо — во время неё было похищено 250 тысяч рублей. А организатором экса был все тот же Красин.

Источник: Грабеж ва-банк